История Интеримтеатра

Латинское слово «interim» означает «временный». Судьба временных зданий редко бывает удачной: собранные из  подручных материалов, чаще всего из дерева, наспех, они не предназначены для долгой жизни. Взять хотя бы первый городской интеримтеатр на месте улицы Радио. Он появился, когда сгорел городской театр, современная Национальная опера. Деревянное здание прослужило верой и правдой труппе театра целых пять лет и ушло в небытие, уступив место зданию Почты и телеграфа. Редко бывает, что временные здания оставляют свой след в истории города. Второму рижскому интеримтеатру это удалось.
 

Первый (немецкий) интеримтеатр на Театральном бульваре

 
История деревянного здания второго рижского интеримтеатра началась в 1907 году, когда в Ригу приехало «величайшее заведение континента «TheRoyalVio», это просто надо увидеть». Публике сообщалось, что предприятие «основано в 1895 году в Париже и с успехом покорило Таллинн. В Риге представления будут проходить в специально сооружённом роскошном здании». И действительно к первому сентября на Пушкинском бульваре (теперь бульвар Кронвальда) появилось большое деревянное здание.
 

Деревянное здание на Пушкинском бульваре

 
Вскоре было объявлено, что это возводится новый кинотеатр. Деревянное сооружение спроектировал молодой архитектор Эдгар Фризендорф, а работами руководил строительных дел мастер Радасевский. На строительстве здания были задействованы свыше 200 человек. Зрительный зал имел 75 футов в ширину, 40 футов в высоту и 195 футов в длину. В зал вели 15 дверей и наружные лестницы, устроенные на случай пожара. Оформлением зала руководила фирма «Лангензиппен и Ко». В зрительном зале оборудовали электрическую подсветку и паровое отопление. Для полноценной работы кинотеатра установили паровой двигатель. Открытие нового кинотеатра на три тысячи мест было назначено на середину сентября.
 

Эдгар Фризендорф

 
Накануне открытия, 26 сентября 1907 года, владельцы «The Royal Vio» Константин фон Дауе и Чарльз Шлюпбах прибыли на автомобиле из Ревеля (Таллина) в Ригу. Свой приезд они обставили с большой помпой: автомобиль подготовила лионская фирма «Роше и Шнайдер», по бокам у авто находилось два плаката с надписью «TheRoyalVio на Пушкинском бульваре». Автомобиль сиял электрическими лампочками, и его появление на вечерних улицах Риги привлекло всеобщее внимание и вызвало восторг.
 

Вид на Пушкинский бульвар с Яковлевской площади

 
Три дня спустя состоялось гала открытие кинотеатра. Его репертуар состоял из английских, французских и американских картин. В первый вечер публике представили картину со сценами из жизни сталелитейного завода. На глазах у изумлённой публики из бесформенной железной массы появлялся железнодорожный рельс и тяжёлая якорная цепь, картину сопровождали все сопутствующие процессу звуки. Следующая картина под названием «Вендетта» показывала обильно раскрашенные сцены из испанской жизни с зажигательными танцами. Были показаны и музыкальные картины: песня Титании из оперы «Миньон» и сцены из оперетты «Весёлая вдова».
 

Объявление об открытии кинотеатра «TheRoyalVio»

 
Появление «The Royal Vio» в Риге увенчался успехом. Ежедневно кинотеатр посещали свыше двух тысяч человек. Популярность заведения обеспечивали низкие цены и постоянно меняющийся репертуар. Всего за три с половиной месяца существования кинотеатра в городе здесь показали девять программ, в каждой из которых было до десяти-двенадцати картин. Все картины сопровождались музыкой небольшого оркестра под руководством маэстро Койша. Показывали не только увеселительные картины, но и научно-популярные, а также картины из жизни монарших особ Европы. Дела кинотеатра шли настолько хорошо, что владельцы «The Royal Vio» могли себе позволить устраивать благотворительные сеансы для детей и инвалидов.
 
В январе 1908 года состоялись последние представления кинотеатра. «The Royal Vio» перебирался в Санкт-Петербург. Рижанам движущиеся картинки уже надоели, а в столице Российской империи предпринимателям разрешили возвести кинотеатр на Марсовом поле. В столице заведению благоволила великая княгиня Елизавета Маврикиевна и уже в конце января того же года «The Royal Vio» начал свою работу там. Деревянное здание опустело, но не надолго. Сюда въехал цирк.
 

Реклама «NoveauCirque»

 
В первый пасхальный выходной 1908 года состоялось грандиозное  открытие «Noveau Cirque».  Здание было раскрашено в яркие цвета: красный, жёлтый и зелёный. «Установленное рижским заводом «Унион» электрическое освещение заливало зал и сцену ярким светом. Зал, рассчитанный на 3000 зрителей, был переполнен, ведь билеты на открытие были распроданы за несколько дней до первого представления. Составленная директором цирка Хубертом Кооке программа не разочаровала зрителей: акробаты, танцоры, клоуны и другие артисты были встречены публикой аплодисментамиНомера сопровождала музыка оркестра под руководством маэстро Моутона. Всем поклонникам циркового искусства мы настоятельно советуем посетить новый рижский цирк» – рассыпалась комплиментами газета «Rigasche Zeitung». Богатая программа цирка действительно привлекала рижан.
 
Летом того же 1908 года случилось другое событие, повлиявшее на судьбу деревянного здания на Пушкинском бульваре.  В июне этого года сгорело здание Рижского Латышского общества на бульваре Паулуччи (сегодня улица Меркеля), самое страшное, что таким образом единственный латышский театр в городе остался без своего помещения. Город решил прийти артистам на помощь и предоставил им участок за Русским театром для возведения временного театра. Правда, на том месте уже стояло здание «Noveau Cirque», однако правление Латышского общества сумело договориться о выкупе здания.
 

Сгоревшее здание Рижского Латышского общества

 
В третий раз деревянное строение подверглось реконструкции.  «За два месяца под руководством архитектора А. Ванагса здание цирка преобразилось: внешние лестницы закрыты деревянными стенками, к круглому зданию пристроена сцена. Она занимает ¼ от всего объёма здания, сцена выше и глубже той, что была в старом здании общества и лучше подходит для театрализованных постановок. Происходящее на сцене прекрасно видно из любого уголка зрительного зала, всё благодаря тому, что ряды устроены амфитеатром, особенно удобны ложи. Зал рассчитан на 1600 зрителей. В целом перестройка театра и покупка реквизита  обошлись Рижскому латышскому обществу в 30 тысяч рублей» – описывает газета «Дзимтенес вестнесис». А газета «Лиепаяс авизе» добавляла, что «ложи и стулья в партере обиты красным плюшем, а все проходы и лестницы внутри театра покрыты ковровыми дорожками».
 

Зрительный зал интеримтеатра

 
8 ноября 1908 года состоялось открытие театрального сезона в латышском интеримтеатре, как теперь называли здание на Пушкинском бульваре, шла премьера пьеса А. Ниедры «Земля». На открытие театра пожаловали балтийский генерал-губернатор барон Мёллер-Закомельский,  лифляндский губернатор Звягинцев, рижский градоначальник Армитстед. В начале представления труппа театра выстроилась на сцене, где в центре в цветочном обрамлении стояли бюсты императора и императрицы и вместе со зрителями был исполнен гимн «Боже царя храни!». Затем первая звезда латышского театра Даце Акментиня прочитала специально сочинённый пролог. Открытие театра было великолепным и его повторили ещё раз несколько дней спустя.
 

Даце Акментиня

 
Здание интеримтеатра могло вместить на 700 человек больше, чем русский, и на 300 больше, чем немецкий театр, и поэтому здесь планировалось проводить грандиозные концерты и спектакли. Пресса того времени также подчёркивала временное положение театра: «Интеримтеатр будут использовать, покуда не будет готов рижский третий, латышский, театр то есть 3-4 года» писала газета «Латвиешу авизе». Увы, но, несмотря на то, что для возведения латышского театра отвели место в конце Театрального бульвара, у современной улицы 13 января, объявлен конкурс проектов театра и определён победитель конкурса, здание так и не было построено.
 

Проект Третьего (латышского) городского театра

 
Поначалу все представления нового театра были раскуплены, устраивались т.н. «народные концерты», билеты на которые продавались по цене в 10 копеек. Со временем, однако, интерес к творчеству труппы Интеримтеатра стал угасать. Не помогли ни привлечение новых артистов, например, известной Анны Симсон, сестры Эмилии Беньямин, ни смена репертуаров. Всюду руководство театра встречало острую критику, которая негативно сказывалась на продажах билетов. К тому же и здание, носившее временный характер, стало разваливаться.
 

Здание интеримтеатра после перестройки 1913 года

 
Поскольку возведение постоянного здания театра откладывалось, на помощь снова призвали городскую управу и архитектора Ванагса. В 1913 году город  выделил на перестройку интеримтеатра 14 тысяч рублей, а Ванагс разработал новый проект. Появился новый вход, оформленный в виде античного портика в дорическом стиле. Внутри устроили фойе с кассами, подновили фасады и зал, заново устроили систему отопления. Вместе с перестройкой шла работа и над новым репертуаром театра, в который вошли постановки русской и латышской классики. В целом руководителям удалось вернуть к себе расположение публики, но латышская интеллигенция относилась к театру по-прежнему прохладно.
 

«Поднятие Интеримтеатра» карикатура из газеты «DzimtenesVēstnesis»

 
Между тем началась война, в армию призвали многих актёров труппы Интеримтеатра, включая директора Рейнгольда Вейца. Кроме того, началась высылка иностранных граждан из Риги, город пришлось покинуть Анне Симсон, которая была замужем за гражданином Венгрии, а затем и актрисам Ольге Эзерлаукс и Марии Зееберг, которые были гражданками Германии, – их выслали в Саратов. Труппа разваливалась на глазах и вскоре латышский интеримтеатр перешёл под руководство латышских стрелков, которые основали здесь несколько театральных студий. Так латышский интеримтеатр постепенно становился площадкой народного театра латышских стрелков.
 

Рота музыкантов Латышской стрелковой дивизии

 
Потом в России началась революция. Важным событием в жизни латышских стрелков стал Второй съезд делегатов латышских стрелковых полков, прошедший в Риге в Интеримтеатре в середине мая 1917 года. Вот как это событие вспоминал один из участников съезда: «Двенадцатого мая, с утра меж колоннами театра вывесили два красных флага, длинных как домотканое полотно, над входом вывесили плакат, у входа прикрепили несколько молодых берёзок с только что распустившимися листками. Дорожки от тротуара и вокруг здания были посыпаны чистым, красновато жёлтым песком. Пришли полковые музыканты и заиграли на своих вычищенных до блеска инструментах, зазвучали марши и песни стрелков». После трех дней работы 226 делегатов почти единогласно голосуют по всем основным и тактическим вопросам революции за большевистскую резолюцию, предложенную Ю. Данишевским. В ней говорится: «Нашим лозунгом и ныне является призыв революционной демократии: всю власть Советам рабочих, солдат и крестьян». За данную резолюцию проголосовали почти все участники съезда, лишь один голос был подан против и восемь человек воздержались. Так начинается путь в революцию красных латышских стрелков.
 

Съезд делегатов Латышских стрелков в Двинске

 
В период становления новой власти латышские стрелки были везде: в городах, селах, станицах, на фронтах – северном, южном, восточном и западном. Многие авторы считают, что их борьба за установление коммунистического режима в России и стала одним из главных факторов, приведших Красную армию к победе. Латышский публицист и бывший военный корреспондент при латышских войсках во время Первой мировой войны Я.Пориетис в своей книге «Легендарные пути стрелков» пишет: «Восемь испытанных в боях полков держали в своей власти страну. Достаточно было одной роты, взвода и даже меньшего подразделения, чтобы власть была в руках стрелков». Такая успешность объяснялась тем, что в первой половине 1918 г. армии у большевиков не было, только Латышская стрелковая дивизия была вооружена и дисциплинирована.
 

«Ленин с латышскими стрелками». Художник О. Скулме.

 
Шведский публицист А.Кюнг писал впоследствии: «Борьба латышских стрелков была решающей и поистине мирового значения. Позднее Ленин открыто признался, что без латышских стрелков большевики не смогли бы победить». А  латышский историк Э.Андерсонс отмечал, что: «Их (стрелков) победы в известной степени решили судьбу не только прибалтийских стран, но и судьбу всего мира».

 

Здание Интеримтеатра с высоты птичьего полёта

 
Конечно, далеко не все были согласны с таким решением. 25 июня 1917 года на закрытии театрального сезона в Интеримтеатре случился скандал: в последнем отделении выступали актёры Сарак и Шмид с юмористическими куплетами, в которых высмеивали и унижали красных латышских стрелков. Возмущённые такими текстами стрелки начали громко возмущаться, но были выведены из зала пожарными театра. На следующий день газета «Brīvais strēlnieks» сравнила Интеримтеатр с балаганом и высказалась в пользу закрытия заведения, потому, что «Интеримтеатру с его «искусством» нет места в серьёзной латышской общественной жизни». Больше театр так и не открыли.
 

Рига в 1920х годах. На месте Интеримтеатра песчаная площадка

 
Здание интеримтеатра сгорело в первой половине 1918 года, очевидцы вспоминали: «на месте Интеримтеатра виднелись только кучки битого кирпича, а все оставшиеся после пожарища доски растащили на дрова окрестные жители. Даже после своей гибели театр продолжал дарить тепло людям». Место Интеримтеатра с тех пор оставалось вакантным. Сегодня уже ничего не напоминает о том здании, где когда-то выступали первые звёзды латышского театра и где началась история Красных латышских стрелков. Не каждому представителю маленького народа удаётся так повлиять на мировую историю, как это удалось латышским стрелкам. В память о них, втором съезде стрелков и латышском Интеримтеатре не мешало бы установить хотя бы памятный камень.
 
 

Кирилл Соклаков

 

SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *