О том, как синий лён Ригу строил

Сегодня большинство жителей столицы Латвии даже приблизительно не могут себе представить, как торговля льном и льняными изделиями влияла на Ригу. И уж тем более современные обыватели не могут себе представить, как простое растение может менять внешний вид города. Но были в нашем городе рижане, рождённые в середине 19-го века, они ещё помнили ту, построенную льном, Ригу. Ведь лён был одним из главных экспортных товаров нашего края.

 

 

Старая Рига. С картины А.ф. Стромберга.

 

В неспокойные годы войн и междоусобиц расчетливый купец старался хранить своё богатство под надёжным укрытием городских стен, т.е. в Старом городе. Посему огромное количество амбаров с высокими крутыми крышами стояло даже на самых оживлённых улицах Риги. И сегодня немало таких зданий сохранилось на улицах старинного ганзейского города. Это и амбары на улицах Миесниеку и Вецпилсетас, в районе Реформаторской церкви и во дворе Конвента. Но это далеко не все существовавшие амбары.

 

Амбары на улице Алкснаю. Рисунок Э. Андерсона.

 

В основном гибель рижских амбаров началась в 20-м веке. Частью они уступали место жилым домам, частью приспосабливались под иные функции, а иные сами становились жилыми домами. Так это случилось с амбарами на Екаба 23 и 30, на Смилшу 27, Вальню 4/6/ А вот амбар на Вальню 27 с красивым фасадом в стиле классицизма, созданный самим Кристофом Хаберландом, был известен под именем «Масонская ложа».

 

Амбар на Вальню 27

 

Поговаривали, что в этом доме водились привидения. Некоторые амбары, несмотря на своё утилитарное назначение, были достаточно богато украшены, правда, в несколько ином виде, нежели «масонская ложа». Прекрасный пример – амбар на Вецпилсетас 10, его фасад украшают кованые якоря.

 

 

Амбар на Вецпилсетас 10

 

Ещё, помнится, на углу Большой Грешной и Кунгу стоял большой амбар для льна 1678-го года с величественным барочным чепцом.

 

Амбар на углу Грециниеку и Кунгу. Не сохранился. Рисунок 19. века.

 

 

Когда-то и на Большой Песочной 18 был очень красивый амбар с порталом, не забудем упомянуть и портал на Тиргоню 10, который можно увидеть и сегодня. В 30-х годах 20-го века два амбара-ветерана уступили место универмагу «Центрс», который и сам, когда-то вырос из амбара, но об этом, наверное, ни он сам, да и никто другой уже не помнит.

 

Портал на Тиргоню 10

 

Один из старожилов Риги оставил нам рисунки порталов больших уже ушедших от нас амбаров: амбара Слона и амбара Верблюда. Портал последнего сохранился; мы сейчас можем увидеть его на улице Вальню. Когда-то этот амбар находился на улице Вецпилсетас 3, но после пожара его снесли и построили существующий и поныне дом.

 

Портал амбара Верблюда

 

Автор этого дома архитектор Карл Фелско решил сохранить старинный портал, что было по тем временам в новинку. Стены всех этих амбаров тоже украшали кованые якоря. Наш старожил собрал целую коллекцию рисунков с их изображениями.

 

Амбары на улице Миесниеку. С рисунка Карлиса Цирулиса.

 

По обеим сторонам улицы Миесниеку стояли когда-то большие амбары для льна. Так, на месте здания ипотечного общества (Гутенберга 19), стоял огромный епископский амбар. Когда его сносили, то нашли остатки старого епископского дворца, а в них табличку с гербом архиепископа Яспера Линде, современника Вальтера Плеттенберга. Бискапа гате пересекала это огромное здание. Проездом служила широкая сводчатая арка, наподобие той, что можно увидеть у Шведских ворот на улице Алдару. Но в те времена у улицы Миесниеку ещё не было «выхода». Его перегораживал городской вал и епископский амбар примыкал к нему, только выхода на набережную тут ещё не было: с вала, в зимнее время отважные мальчишки спускались на санках прямо на мостовую Миесниеку к подножью огромного амбара.

 

Амбар у Бискапа гате. Не сохранился.

 

 

У тогдашнего выхода Бискапа Гате к реке также было два амбара: слева находился амбар, повёрнутый своим высоким чепцом к реке, а справа, на месте теперешнего здания страхового общества, стоял такой же, но более древний амбар, граничивший с домами у дворца Петра. Тогда у дворца ещё был знаменитый висячий сад со старыми липами. Оттуда открывалась прекрасная панорама вниз к подножью городского вала.

 

Амбар "Колумб" во дворе Конвента Святого духа. Рисунок 19. века.

 

В те далёкие времена все эти амбары служили одной лишь цели: хранению льна и льняного семени, первый хранили в связках, второе – в мешках. Но не только светские, но даже и сакральные здания были вынуждены служить этой цели. Здесь следует вспомнить о т.н. «голубиных амбарах», которые находились на месте сегодняшнего Конвента сета. Голубь был символом конвента Святого духа, вот все хозяева амбаров расположенных во дворе конвента и стремились сделать именно эту птицу своим символом. Но т.к. голубь сам по себе один, то пришлось голубей раскрасить. Появились амбары белого, красного, чёрного и др. голубей.

 

Амбары коричневого и белого голубя в бывшей церкви Св. Георгия. Начало 20 века.

 

 

Кстати, некоторые из них занимали помещения бывшей церкви святого Георгия. Изображения голубей были помещены на медные пластины в окаймлении каменных венков. Эти венки изготовил в 1703 году каменных дел мастер М.Меркли по заказу городских властей. Один из них сохранился до наших дней.

 

Венок со здания амбара Белого голубя.

 

Во время войны с Наполеоном Домский собор использовали под склад зерна, что нанесло огромный вред зданию в таких размерах, что после заключения мирного договора администрация церкви не нашла средств на его восстановление. И тут в голову представителям церковной общины ратманам Тимму и Роепенеку пришла в голову мысль перестроить все боковые капеллы церкви под склады и сдать их в аренду торговцам льна, благо торговля в Риги начинала снова набирать обороты, оправившись от тяжкого военного времени. Таким образом две капеллы, находящиеся рядом с башней церкви, были вплоть до самой крыши перестроены под амбары. Небольшая памятная табличка напоминает об этом «славном деянии». И только лишь во время реконструкции и восстановления собора в 80-х годах 19-го века эти капеллы вновь передали церкви, ликвидировав складские помещения. Что интересно, церковная община говорила при этом о «варварской перестройке» их церкви.

 

Улица Алкснаю и Реформаторская церковь. С рисунка Карлиса Цирулиса.

 

Реформаторская церковь на Марсталю тоже была своеобразным амбаром. Если к ней подойти со стороны улицы Алксная, то будет чётко виден ворот и погрузочно-разгрузочные люки под ним.

Шло время и Рига разрасталась благодаря торговле льном. Старых амбаров в городе уже не хватало и, скинув с себя оковы крепостных укреплений, Рига всё дальше и дальше раскидывалась по берегам Даугавы. На месте городских укреплений появились роскошные парки, а за ними новые кварталы с высокими доходными домами, общественными зданиями и, конечно же, складами.

 

Аэрофотография бульварного кольца в Риге. Сверху видны ряды т.н. "красных амбаров".

 

Сразу несколько рядов т.н. «красных амбаров» было выстроено вблизи Даугавы, здесь тоже хранили лён. На широких зелёных бульварах появились в Риге и каменные особняки торговцев. Одним из первых был дом льноторговца Пфаба. Построенный на улице Кришьяна Барона 12 особняк в стиле неоренессанс на долгие годы послужил образцом подобных сооружений в Риге. Над главным входом в особняк есть аллегория льняного дела: слева сидит девушка с ростком льна в руке – аллегория природы. Она передаёт чашку с льном другой девушке, которая держит прялку.

 

Аллегории над входом в дом Пфаба на Кр. Барона 12.

 

Это не только аллегория производства льна, но и намёк на главный источник доходов хозяина дома.

Сам лён разделяли на различные категории, в зависимости от качества. Рижский рат также учредил специальную должность браковщика льна. Их задачей была «браковка льна» т.е. разделение товара на категории. Это происходило в основном тут же на улице, возле амбаров.

 

Площадь Вецпилсетас. Здесь часто происходила браковка льна. Рисунок середины 20 века.

 

Браковщику раскладывали связки льна на столе примерно метр в ширину и два метра в длину. Быстрыми, отточенными движениями руки браковщик перебирал связку и определял качество товара, а работники, на другом конце стола уже распределяли связки по амбару. Часто можно было увидеть нескольких таких браковщиков, работающих вместе. Иногда они, рабочие, телеги и связки льна, разбросанные по мостовой, полностью перегораживали улицу, и желающим проехать или пройти, приходилось искать другой путь. Ту же картину можно было наблюдать и у Домской церкви.

 

Когда то один из последних «льняных амбаров» находился на улице  Алдару. А неподалёку жил мальчик, и он мог часами наблюдать, как разгружали лён. Как большие связки по лебёдке, спрятанной под козырьком на самой вершине высокого чепца, поднимали вверх, как они, качаясь, застывали у раскрытых люков на фасаде, как рабочие подхватывали связки и они исчезали в неведомых тёмных углах здания.

 

Амбар на улице Алдару.

 

И мальчик сам, восхищённый этим завораживающим процессом, играл «в амбар». К согнутой иголке привязывалась верёвочка и перекидывалась через спинку папиного кресла, на неё цеплялись сделанные мамой маленькие мешочки, наполненные настоящим льном. Теперь их можно было поднимать и хранить на сидении кресла. Места было много! Ну и, конечно же, занимательный процесс браковки льна захватывал мальчика. А как же! Ведь на несколько часов перекрывали всю улицу Зиргу. Полиция не препятствовала этому, ибо так было заведено испокон веку, торговля всегда была важнее движения по улице.

 

Повозки с льняным семенем на набережной Даугавы.

 

 Особенно бойкая торговля льном шла у амбаров на Большой Смилшу, недалеко от пороховой башни. Но и набережная Даугавы была вся подчинена льну. Там стояли пароходы английской компании Вильсона из города Халла. Зелёные с красной трубой, их имена всегда заканчивались на «о» «Отто», «Идальго» и т.д. А рядом с ними качались на волнах и суда Белфастской компании Хед. Они были чёрными со странной эмблемой на трубе – окровавленной рукой на белом фоне. Их имена были созвучны названиям ирландских гор «Фейр Хед», «Блек Хед» и т.д. Все эти пароходы перевозили лён. Однажды на «Телин Хед» загруженный лён загорелся, весь нос судна пришлось пожарным заливать водой. И ещё несколько дней на набережной оставались обгоревшие и испорченные мешки со льном, пахло это не очень приятно.

 

Пароходы на набережной Даугавы. 

 

Всё это дела давно минувших дней и в наше время дети, в большинстве своём, никогда не видели пучка льна. Но в жизни семьи того самого мальчика с улицы Зиргу лён играл большую роль. Его дед занимался торговлей с крестьянами: он покупал у них лён, а платил им не деньгами, а теми товарами, что импортировал сам, в первую очередь это были косы и серпы из Штирии. Далее лён пересылали в Англию, где его пряли и обратно он возвращался в виде ниток и тканей. Отцу мальчика пришло в голову, что то, что делают с нашим льном в Англии по силу и нам. Он отправился в Англию и Шотландию, изучал там технологии обработки льна, а вернувшись в Ригу основал Льняную мануфактуру Кенгарагс.

 

Льняная мануфактура Кенгарагс.  Сегодня гостиница "Тосс".

 

Это была первая льняная мануфактура в России. Детство нашего мальчика прошло в доме директора этой мануфактуры и ещё долгое время лён и льняные изделия ассоциировались у рижан с фамилией мальчика и его семьи. Однако ему было суждено открыть новую страницу семейной летописи, имя этому мальчику Вильгельм Бокслаф.

 

Вильгельм Бокслаф - известный рижский архитектор и историк, автор зданий Академии художеств, водонапорных башен в Агенскалнсе и Чиекуркалнсе и многих жилых домов в центре города. По его проекту построено несколько церквей и восстановлены многие латвийские усадьб

 

  Если Вам понравилась статья, можете подписаться на новости:

SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *